Личности

В мастерской у Ярослава Роны

Встреча с автором Кафки
.«...если вы хотите быть независимым, вы должны быть действительно хороши во всем, что вы делаете, потому что независимость начинается с веры в себя»
Автор известного памятника Францу Кафке на Йозефе, скульптур «Марсианин» в парке Гадовка и «Притча с черепом» в монастыре Св. Анежки, создатель восхитившей когда-то «Лампы Эдисона» в Либерцах и «Мифической лодки» в Братиславе. Наконец, актер из трейлера Карловарского кинофестиваля и театра Tros Sketos. И это все один и тот же человек!
Открыла для себя этого многостороннего художника с его потрясающей иронией, артистичностью, увлеченностью. С его взглядами, восприятием искусства, отношением к мануальной работе, уважением к ремеслу и с потрясающим трудолюбием.
Переступаешь порог мастерской Ярослава Роны и попадаешь в мир фантастических существ - ироничных и устрашающих одновременно. Лев, Черт, Рыцарь, Робот, Жираф, Еж, Читатель - каждый из них воплощение яркой, многогранной личности их создателя. Креативного скульптора и драматурга, актера и философа, педагога, живописца и создателя книжных иллюстраций с удивительным творческим потенциалом. Ярослав Рона господствует в мастерской, рассказывая о своих работах. Он рисует потому, что ему нравятся цвета, а создает скульптуры потому, что хочет выразить тему и постичь материю. Чередуя оба увлечения.
Судьбы его монументальных скульптур - практически готовые легенды и притчи современной Чехии. С юмором рассказывал Ярослав о трудностях продвижения своих работ: неповоротливости и отсутствие смелости бюрократов, о тех для которого приобретение произведения искусства - политическая игра. И с искренней благодарностью и теплотой о людях решительных, волевых, подаривших своим городам скульптурные работы, которыми гордятся. О том как нашел свое место в Брно, возведенный в 2014 году, семиметровый маркграф Йошта Люксембургский. -«Город бурлил и разделился пополам: кто-то принимал, кто-то отрицал. Памятник обсуждали всюду - от транспорта до пивных. За 4 дня, пока мы монтировали скульптуру, десятки людей подходили, спрашивали, реагировали. До сих пор получаю письма с благодарностью. Пришло более 200 писем, в которых люди признавались, что вначале не восприняли памятник. А теперь специально проходят под огромными ногами коня по пути на работу. В конце концов город принял Йошту позитивно. Им гордятся и показывают туристам».
О Мифической лодке на набережной в Братиславе... -«Частный инвестор заказал скульптуру. Я решил ее поставить на набережной - ведь там нет единого места, где можно остановиться, любоваться Дунаем. Нет ни одного места для поцелуев. Я сделал лестницу, террасу выдвинутую к реке. Теперь такое место есть». Ярослав решает проблемы по своему -«Мои работы хорошо продаются и я могу при необходимости сам финансировать свои проекты. Например сейчас делаю Льва и Львицу, до войны они стояли перед ренессансным музеем в Либерце. Сегодня перед фасадом остались два пустых цоколя. Два года назад директор заказал мне львов из бронзы. Но денег не нашел, ни у местных предпринимателей, ни у города. Поэтому я решил сам финансировать проект и поставить Львов. Надеюсь, когда они уже будут стоять перед музеем и их будут видеть каждый день - то и деньги найдутся».
Яркие образы 80х с их приоритетами, поисками, экспериментами.. -«Я был под влиянием Пикассо, Мунка, Эрнста. Ментально под влиянием Бориса Виана - его абсурдистских текстов. И, конечно, театра абсурда Мрожека, Беккета, Ионеско. Рисовал экспрессивно и удивился, когда мой профессор показал мне похожие рисунки художников трансавангарда 80х, о которых не знал! Видимо, что-то было в воздухе».
О любимых местах в Праге и месте скульптуры в городе... -«Больше всего люблю Старый город и Малую Страну. С удовольствием по ним гуляю, но своих работ там не вижу. Там нет места для скульптур. Возьмите например памятник на Dušní - две фигуры, где Кафка сидит на плечах воображаемой бегущей фигуры, представленной пустым костюмом. Ведь его некуда было поставить, вообще не было места - там был спуск к парку. Это место я придумал и создал сам - соорудил стену и перила, которые напоминают новеллу «Описание одного матча» Кафки, которая меня вдохновила Сделал насыпь, площадку выложил булыжником. Таким образом и создал место для скульптуры, и увеличил пешеходную зону Праги 1. Поэтому, я хочу чтобы в старом городе все оставили как есть. Скульптуры должны быть размещаться в новых районах, где столько прекрасных пространств». О новом проекте, выигравшем городской конкурс - потрясающей красной Жирафе с атипичной головой больше похожей на душ... -«10 метровая бронзовая Жирафа, будет покрашена в красный цвет, как у Миро. Сейчас начнется сборка Жирафы, планирую ее поставить в конце 2019 года на Pankrácе».
Рона создал удивительный тип псевдо-архаической пластики, которую как будто узнаешь. - «Я получаю многочисленные просьбы об автограф-сессии из Сибири, Екатеринбурга. Мои альбомы, монографии покупают больше всего русские - это удивительно. Они лучше всего реагируют на мои работы. Из русских художников больше всего восхищен Павлом Филоным, купил в Берлине потрясающую толстую монографию». На вернисаже Ярослав Рона представил свою графику и иллюстрации к «1984» Джорджа Оруэлла. К ней остроумно сделал алюминиевую обложку, которая "... вызывает ассоциации времен социализма - от алюминиевых ложек, до консервных банок».
О педагогической деятельности, своем эпатажном поведении, как протесте и реакции на бессмысленные тенденции школы современного искусства. - « Я не художник разрушитель, я художник созидатель и мне чужды разрушительные тенденции». И конечно театре. Создание спектаклей, фарсов, причудливые костюмы и шляпы. Пение, танец, много абсурдистского юмора в оригинальном трио Tros Sketos. Такова двойная жизнь серьезного известного художника. Их знаменитое «pam pam» 37-го Международного кинофестиваля в Карловых Варах и сегодня звучит в ушах, вызывая улыбку.
Сегодня Ярослав, работая над своими скульптурами по 10 часов, делает это с полной отдачей и удовольствием. Завершает скульптуру «Победа роботов»... -«Это будет гранитная статуя Робота, поднимающего череп последнего человека. Когда Они начнут интересоваться скульптором, чтобы увековечить свои победы - я буду первым, кто предложит. Камень для Робота происходит из того же места, что и камень для бывшего памятника Сталину в Праге. Я хотел, чтобы гранит, который использовали для массового убийцы, был немного реабилитирован. Поэтому я сделал из него Жабу, затем Черта, Звездочета, а теперь он станет «Победой роботов».
«Художник должен быть не только тем, кто создает искусство, но также и самым строгим своим критиком. Никто другой не знает, что он хочет сказать своей работой и вряд ли кто-то может сказать ему, как это сделать».
Если Вам понравилась статья, то Вы можете поделиться ею со своими друзьями.